Афинская демократия — Википедия

Весьма вероятно, что соотношение свободных граждан к рабам было 1:3, поэтому в управлении государством (за вычетом женщин, детей и метэков) участвовали не более 15 % населения. 23 апреля прошли выборы в Учредительное собрание. Вслед за тем в Ратушу явилось из Бурбонского дворца и правительство «Насьоналя».

Приблизительно с 500 по 321 г. до н. э. в Афинскомполисе существовала демократическая форма правления. Её называют первой в мире демократической системой. Любой гражданин имел право (и даже обязанность) участвовать в работе Народного собрания. Как отмечают, в эпоху расцвета афинской демократии около трети граждан одновременно занимали ту или иную государственную должность.

В конце XX века в западном мире прошла кампания по празднованию 2500 лет демократии (от реформ Клисфена 508/507 гг. до н. э.). В. П. Бузескул подчёркивал правовой характер афинской демократии, где воля народа ограничивалась законом. В. П. Бузескул настаивал, что афинская демократия была чисто народным созданием, результатом работы целого ряда деятелей и поколений, а не результатом честолюбия и интриг отдельных личностей.

Современные западные исследователи заостряют внимание на том, что переход к демократии совершался в результате революций, часто через власть тирана. Высшим органом власти было Народное собрание — экклесия, в котором могли принимать участие все взрослые мужчины, имевшие права гражданства. В перерывах между собраниями экклесии текущими делами занималось булэ — «совет пятисот».

Эти 6 000 человек были разделены на 10 дикастериев, примерно по 500 человек в каждом (100 из них считались запасными). Продолжал существовать ареопаг, однако его реальная власть в условиях демократии была очень сильно ограничена. Коллегия десяти стратегов играла очень важную роль в Афинах и сами стратеги были влиятельными гражданами. Так, формальная власть Перикла состояла в том, что он в течение длительного времени переизбирался на должность стратега.

В конечном итоге Луи-Филипп присоединился к Священному союзу монархов России, Австро-Венгрии и Пруссии. Фактически парламент избирала, а тем более избиралась в него, крупная буржуазия. Луи-Филипп покровительствовал своим родственникам и друзьям, погрязшим в финансовых аферах и взятках.

В результате повсеместно распространилось убеждение, что избирательная система должна быть изменена. Совершали их как члены тайных обществ (например, Фиески из «Общества прав человека» Огюста Бланки, стрелявший в короля 28 июля 1835), так и одиночки, разделявшие идеи радикалов. Тем не менее Гизо принял решение покончить с банкетной кампанией, что в конечном итоге и послужило поводом для взрыва. Комиссия призвала национальных гвардейцев явиться на эту встречу в мундирах, но без оружия.

В ночь на 22 февраля было расклеено правительственное объявление о запрете банкета. В 16:00 король издал приказ о вводе в Париж войск и мобилизации Национальной гвардии. В редакции «Реформы» вечером 22 февраля также сошлись на том, «что положение дел не таково, чтобы произвести революцию». Настоящее восстание началось в ночь на 23 февраля, когда баррикадами покрылись рабочие кварталы Парижа (традиционно настроенные республикански).

Моле или Гизо — это для нас все равно, — говорили они. — Народ баррикад держит в руках оружие и не сложит его до тех пор, пока Луи-Филипп не будет свергнут с своего трона»

Однако национальные гвардейцы, выходцы из буржуазных кварталов и сами сторонники избирательной реформы, наотрез отказались стрелять в народ, а часть их даже перешла на сторону повстанцев. В результате волнения только усиливались.

Тем не менее, успокоение массы буржуазии оставляло республиканцев в изоляции и, в перспективе, грозило обернуть против них Национальную гвардию. Так или иначе, выстрел послужил сигналом, и солдаты, находившиеся в состоянии крайнего нервного напряжении, спонтанно открыли огонь по толпе.. На бульварах рубили деревья и переворачивали омнибусы, ставя их в баррикады. После этого он сел в дешевый фиакр, запряженный единственной лошадью, и под эскортом кирасир выехал в Сен-Клу.

Нет ничего удивительного, что в те годы на жизнь короля было совершено более десяти покушений. Обогащайтесь, господа, и вы станете избирателями» — издевательски заявил Гизо в парламенте сторонникам реформы. Эта идея выразилась в лозунге: «Да здравствует республика, демократическая и социальная!». Национальные гвардейцы вышли к Ратуше с оружием в руках и криками: «долой коммунистов!». Толпы рабочих врывались в оружейные лавки и завладевали оружием.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.